НОВОСТИ ПАРТИИ ШАРИЯ
Николаевский глиноземный завод
Николаев

Сотрудники НГЗ могут остаться без работы

На Николаевском глинозёмном заводе (НГЗ) сейчас трудится около 2500 человек. Все эти рабочие места находятся в подвешенном состоянии и люди могут остаться без работы. Заводчане обратились в областную организацию «Партии Шария» с просьбой помочь осветить их проблему.

Всё дело в том, что 30 апреля 2020 года НГЗ начал приостанавливать свою деятельность из-за нехватки бокситов — важного компонента в процессе производства глинозёма. Поставку производственного материала заблокировали решением Черноморской таможни, которая подозревает предприятие в неуплате налогов на сумму около 1 млрд грн. Руководство завода, в свою очередь, связывает это с политическим давлением, а также желанием нового руководства украинской таможни попиариться на этом громком деле.

Немного истории
Николаевский глинозёмный завод основали в 1980 году, а в 1997 предприятие признано стратегически важным для экономики и безопасности Украины. Однако на тот момент оно уже было приватизировано.

Так сложилось исторически, что судьба николаевских заводов после развала СССР не задалась. Под раздачу сначала попали гиганты «Судостроительный завод имени 61-коммунара» и «Черноморский судостроительный завод». Только в прошлом году газотурбинный завод «Зоря-Машпроект» еле уберёгся от приватизации. Затем была история с давлением со стороны генеральной прокуратуры на «Океан» и теперь, видимо, пришла очередь испытания для НГЗ.

Самое главное – сохранить рабочие места

Руководитель Николаевской ячейки Партии Шария Татьяна Кравчук прокомментировала данную ситуацию:

«Мы прекрасно понимаем, что проблема имеет под собой куда более глубокие причины. Ведётся хитрая игра в шахматы и нельзя допустить, чтобы простые заводчане были в ней разменными фигурами. Самое главное — сохранить рабочие места для людей, а с ними — и возможность кормить свои семьи. Учитывая дефицит производства по стране и стратегическую важность предприятия, призываем разблокировать поставку боксита, а «разбор полетов» проводить исключительно в правовом поле на самом высоком уровне».